Пресс-центр

Юрий Недашковский: Наша цель - совершенствование существующего на украинском энергорынке механизма ПСО

Размер шрифта

Сбросить
05.12.2019

Сегодня наша цель заключается в совершенствовании эволюционным путем существующего механизма возложения специальных обязанностей (ПСО) на рынке электрической энергии. Об этом заявил президент Ассоциации «Украинский ядерный форум» Юрий Недашковский, выступая на Международной конференции «Рынок электроэнергии в Украине и атомная энергетика: путь к устойчивому развитию или деградация». Конференция, состоявшееся 4 декабря, было организовано Ассоциацией «Украинский ядерный форум» и Общественной организацией «Украинское ядерное общество». Генеральным партнером Конференции выступил НАЭК «Энергоатом».

«Совершенствование существующего механизма ПСО с одной стороны не должно шокировать экономику и население страны ростом цен на электроэнергию, но одновременно должно дать возможность атомной энергетике работать по экономически обоснованным ценам, реализовывать свои инвестиционные программы и планировать свое будущее», – отметил Юрий Недашковский.

Он подчеркнул, что Энергоатом не отказывается от возложения на Компанию специальных обязанностей. «Кроме того, еще до начала запуска нового рынка электроэнергии Компания настаивала на установлении для себя такого ПСО, но немного в другом сегменте рынка – оно должно было касаться проекта «Энергетический мост «Украина-ЕС», ведь специальным законом «О рынке электрической энергии» в части развития новых энергетических мощностей предусмотрено возложение специальных обязанностей на Энергоатом. Более того, Энергоатом чувствует свою социальную ответственность, и Компания видит в этом свою определенную социальную миссию. Ведь наша технология позволяет производить безопасную, дешевую и экологически чистую электроэнергию и мы должны этим пользоваться, и государство, на территории которого работают такие мощные АЭС, должно этим пользоваться. Именно поэтому Энергоатом никогда не возражал против возложения на компанию определенного режима специальных обязанностей. Другое дело, не в таком позорном и искаженном виде», – подчеркнул президент УЯФ.

Юрий Недашковский напомнил, что первоначальный механизм возложения спецобязательств был согласован с Энергоатомом. «Мы осознавали все недостатки, которые были в нем заложены, но мы на уровне правительства и на уровне НКРЭКУ договорились, что, поработав некоторое время в новой модели энергорынка выработаем все необходимые изменения. Правительство подтвердило свою готовность вносить эти изменения и внедрять их в жизнь. Именно для того, чтобы при переходе к новой модели энергорынка не возникало шоковых ситуаций было принято решение ввести то, что на тот момент считалось лучшим компромиссным вариантом. Уже после того как Компания поработала пару недель в новой модели энергорынка, обозначились все существующие на тот момент недостатки. Они, в частности, заключались в том, что объем продаж электроэнергии оператором системы распределения на их технологические потери явно перекрывает их реальные потребности. Также еще одним недостатком можно считать сам механизм проведения специальных аукционов, который позволил спекулировать и осуществлять закупки по завышенным объемам. Например, при таких операциях суммарный объем вообще мог в разы превышать объем электроэнергии, выставляемой на продажу. Этот факт проявился с первого дня функционирования нового рынка электроэнергии. В частности, «Харьковоблэнерго» закупало электроэнергии в четыре раза больше, чем объем обычных для этого облэнерго технологических потерь, «Хмельницкоблэнерго» – в три раза больше», – констатировал глава УЯФ.

Он подчеркнул, что после анализа ситуации, были наработаны изменения в сам механизм проведения спецаукционов, кроме того, было наработано и много других предложений. «И эти предложения, как это ни странно, были приняты еще Правительством Гройсмана, только не были опубликованы. Впоследствии состоялось совещание у президента Зеленского, во время которого в течение почти двух часов, все приглашенные докладывали о ситуации на новом рынке, какие изменения предложены и какой будет результат. Однако Энергоатому слова за эти два часа так и не дали, хотя от докладчиков почти через слово звучали упоминания о дешевой электроэнергии от НАЭК «Энергоатом». Последним докладчиком стал господин Герус, который предложил сделать все гораздо проще: возложить на Энергоатом 90% ПСО, и все будет хорошо. И теперь мы имеем то, что имеем», – подчеркнул Юрий Недашковский.

В своем выступлении на Конференции заведующий отделом энергетической и техногенной безопасности Национального института стратегических исследований (НИСИ) Александр Суходоля отметил необходимость изменения общественного сознания и сознания всех участников рынка электрической энергии Украины по отношению к пагубной модели патернализма и популизма, которая на нем существует.

Он отметил, что атомная энергетика является тем фактором, который позволяет Украине оставаться в кругу технологически высокоразвитых стран мира, обеспечивать устойчивое экономическое развитие и сохранять высокий уровень технологической культуры. «Ядерная энергетика является крупнейшим производителем электроэнергии в Украине (более 50% рынка электроэнергии), являясь при этом наиболее эффективным источником низкоуглеродной энергии», – уточнил эксперт.

По мнению Александра Суходоли, все упомянутые факторы, могли бы выступать гарантией устойчивого и успешного развития ядерной энергетики, и в частности оператора атомных электростанций Украины – НАЭК «Энергоатом». «Мы считали одним из инструментов такого развития внедрение новой модели рынка электрической энергии», – добавил он.

Но, представитель НИСИ видит «на горизонте несколько темных грозовых туч, которые надвигаются на отечественную энергетику и способны помешать ее развитию. Речь идет о ряде стратегических вопросов, которые в Украине до сих пор не решены. Во-первых, это урегулирование отношений в треугольнике государство-потребитель-производитель. Государство продолжает играть роль, как заинтересованный управленец, очень часто пренебрегая интересами производителя. Это все отражается в той модели рынка, которая у нас сейчас существует, и в которой спецобязательства возлагаются на государственные компании. Государство делает это для того, чтобы осчастливить потребителей, но это обычный популизм, который тормозит развитие энергетической отрасли. Политические лидеры и чиновники продолжают отдавать предпочтение обещаниям «низких цен» для населения, заботясь о электоральных рейтингах. Данная модель, введенная в момент обретения Украиной независимости, к сожалению, продолжает действовать», – отметил эксперт.

Александр Суходоля уверен, что пока политическое руководство страны не откажется от популистских обещаний и не отменит дискриминационные спецобязательства, энергетика Украины не сможет добиться успеха. «Нам необходимо менять общественное сознание и сознание всех игроков рынка по отношению к пагубной модели патернализма и популизма» – отметил эксперт.

Еще одной проблемой он считает механизм государственной поддержки развития возобновляемой энергетики за счет Энергоатома и Укргидроэнерго. «Фактически Энергоатом выращивает себе конкурента, ведь ВИЭ, электроэнергию от которых энергорынок должен принять при любых условиях, вытесняют атомную генерацию с базового режима производства электроэнергии. Если это будет продолжаться долго, доля АЭС будет сокращаться, и на это нельзя закрывать глаза. Ведь сегодня складывается ситуация, в которой НАЭК «Энергоатом» проигрывает в лоббировании благоприятных для развития ядерной энергетики решений более эффективному «зеленому» лобби. Поэтому атомщикам надо агрессивнее лоббировать свои интересы», – отмечает Александр Суходоля.

Он также считает ошибочным решение об открытии внутреннего рынка электроэнергии Украины для импорта из России и Белоруссии, которое в силу объективно низкой цены российской электроэнергии обусловило дополнительное давление на ядерную энергетику Украины.

Подытоживая, Александр Суходоля подчеркнул, что Энергоатом страдает от дезинформации и манипулирования информацией о деятельности компании. «Это и психологическое воздействие на работников Компании. В связи с этим необходимо сформировать идею, каким образом должно происходить партнерство между государством и атомной энергетикой, иначе дальнейшее развитие отрасли будет оставаться в тумане», – подчеркнул представитель НИСИ.

Директор ОП «Энергоатом-Трейдинг» Сергей Бедин выступил с докладом на тему «Что дала реформа энергорынка атомной энергетике Украины».

«К 1 июля 2019 года отечественная атомная энергетика выживала в условиях низкого тарифа в 56,67 коп. за 1 кВт-ч. За счет этого тарифа компенсировались все социальные тарифы для населения, «зеленый» тариф для ВИЭ, Роттердам +, потери в сетях НЭК «Укрэнерго» и другие непонятные расходы на усмотрение НКРЭКУ. Таким образом тариф для Энергоатома устанавливался по остаточному принципу», – напомнил глава «Энергоатом-Трейдинг».

Он также напомнил, что долг ГП «Энергорынок» перед Энергоатомом за отпущенную электроэнергию составляет 11,7 млрд грн.

«От европейской модели энергорынка мы ожидали условий, сходных с теми в которых работают европейские операторы АЭС – например, французская компания EDF, которая производит более 70% электроэнергии во Франции, несет на себе обязательства по продаже 150 ТВт электроэнергии по цене 42 евро за 1 мВт-ч по двусторонним договорам, несет на себе обязательства по выкупу всей «зеленой» электроэнергии во Франции для ее дальнейшей перепродажи на рынках. Также EDF обеспечивает продажу электроэнергии населению по доступным ценам», – сообщил Сергей Бедин.

Но, как отметил представитель Энергоатома, из-за нежелания НКРЭКУ готовиться к новой модели рынка, а именно: из-за не приведения тарифов для населения к экономически приемлемому уровню, не внедрения практики закупки потерь в магистральных сетях НЭК «Укрэнерго» и не внедрения полного рынка вспомогательных услуг, на Энергоатом были возложены специальные обязательства в объеме 90% от всего объема производства электроэнергии Компанией. «Этот объем Энергоатом продает ГП «Гарантированный покупатель» по тому же тарифу в 56,67 за 1 кВт-ч. К доле потребления населения добавились потери операторов систем распределения и передач электроэнергии, а также частичная компенсация стоимости «зеленой» электроэнергии. Те 10% электроэнергии, которые остались у Компании, подлежат обязательной реализации на рынке на сутки вперед. Это с одной стороны позволило Энергоатому почувствовать себя на самом деле стратегическим предприятием, важным для страны и населения, а с другой почувствовать себя в состоянии «друзьям – рынок, а Энергоатому – закон», – констатировал Сергей Бедин.

Тем не менее, по его словам, есть и положительные моменты – Компания получила возможность реализовать хотя бы 10% производимой электроэнергии по рыночной цене, что составило 25% от всего объема средств, которые Энергоатом получает от продажи электроэнергии. «За 5 месяцев работы Компания получила 100% оплаты за отпущенную электроэнергию, за исключением оплаты с балансирующего рынка, где оператором является НЭК «Укрэнерго», но там оплата происходит с временным лагом в 1 месяц», – подчеркнул Сергей Бедин.

Говоря о перспективах Компании в энергорынке, Сергей Бедин, в частности, отметил, что после принятия проекта Закона Украины о внесении изменений в Закон Украины «О рынке электрической энергии» №2233, Энергоатом рассчитывает на возможность продавать не менее 15% электроэнергии на рынке на сутки вперед. «Это положительно отразится на нашей выручке. Благодаря долгожданному для Энергоатома законопроекту о погашении задолженности на оптовом рынке электрической энергии №2386 и пакету связанных с ним законопроектов о внесении изменений в Налоговый кодекс, Кодекс о процедурах банкротства, Бюджетного кодекса и Бюджета 2019 года, будет осуществлено рефинансирование НАЭК «Энергоатом» через уставный фонд Компании с последующим списанием дебиторской задолженности ГП «Энергорынок». То есть государство вернет нам эти средства в Уставный фонд», – уточнил представитель компании.

Сергей Бедин также сообщил, что с 1 января 2020 года ожидаются изменения в постановлении Кабинета министров Украины о ПСО. «Основное изменение – это исключение из ПСО операторов систем распределения и операторов систем передачи, которые должны будут покупать потери электроэнергии на свободном рынке, что благоприятно скажется на спросе на рынке на сутки вперед, а Гарантированный покупатель сможет подавать ценовые заявки выше покупной стоимости до 90% средней предельной цены рынка на сутки вперед. Законопроект №2233 дает право НКРЭКУ разработать порядок установления предельных цен на рынке на сутки вперед, внутрисуточном рынке и балансирующем рынке с целью минимизации воздействия этих ограничений на цены, с их обязательным пересмотром каждые 6 месяцев», – уточнил руководитель Энергоатом-Трейдинг.

Подытоживая свой доклад, он отметил, что предыдущие действия НКРЭКУ, Минэкоэнерго, Верховной Рады Украины относительно энергорынка были довольно хаотичными. «Нужен единый координационный центр реформ рынка для того, чтобы мы попали в ту европейскую модель рынка, с которой и будем в дальнейшем интегрироваться в европейское энергетическое сообщество», – добавил Сергей Бедин.

Директор энергетических программ Центра Разумкова Владимир Омельченко отметил, что несмотря на дискриминационную тарифную политику Энергоатому удалось достичь значительных успехов.

«Несмотря на дискриминационную тарифную политику со стороны государства, за последние 5 лет Энергоатому удалось достичь значительных успехов. Среди достижений компании, в первую очередь, диверсификация источников ядерного топлива с компанией Westinghouse, продление сроков эксплуатации 10 энергоблоков АЭС, выполнение программ повышения безопасности, строительство централизованного хранилища для отработавшего ядерного топлива. Поэтому я считаю, что заявления министра энергетики и защиты окружающей среды о том, что руководитель Энергоатома не справляется со своими обязанностями, не имеют под собой никаких оснований - это надуманные заявления, за которыми стоят не интересы государства, а чьи-то личные интересы. Это абсолютно недопустимо. Отгородиться от такого мощного политического влияния различных лоббистов, компания могла бы благодаря корпоратизации. У Энергоатома должен появиться независимый наблюдательный совет, в который должны войти в том числе и зарубежные специалисты. Наличие независимого наблюдательного совета сделает невозможным снятие президента компании по прихоти того или иного государственного менеджера, которые у нас меняются очень часто», - считает Владимир Омельченко.

По его мнению, действующая модель рынка электроэнергии, хотя и является более прогрессивной по сравнению с предыдущей, но имеет существенные деформации. «В первую очередь надо говорить о том, что она не лишена политического влияния. Те люди, которые неистово выступали за рынок, оказавшись во власти, начали отгребать назад, внедряя административные режимы регулирования, price-cap, переходя на ручное управление рынком. Надо четко понимать, что атомная генерация находится сейчас в очень сложном положении с точки зрения лоббизма, потому что все заинтересованы в ограничении атомной энергетики как по тарифам, так и по объемам производства электроэнергии. И «зеленые», и тепловики, и политики наши заинтересованы в том, чтобы Энергоатом оставался «дойной коровой». Поэтому Энергоатом, как ни одна другая компания, заинтересован в переходе к реальной эффективной модели рынка », - убежден Владимир Омельченко.

Говоря о возложении на Энергоатом специальных обязанностей в размере 90% от общего объема производства электроэнергии компанией, Владимир Омельченко отметил, что такой объем ПСО не соответствует европейской практике. «Мы изучали опыт Франции и там также есть модель ПСО для атомной энергетики, но она очень отличается от украинской модели - там незначительная разница между рыночной ценой и той ценой, по которой продает электроэнергию поставщик специальных услуг. И те расходы, которые несет оператор французских АЭС - компания EDF, компенсируются в той или иной степени. Надо также понимать, что на следующие 10 лет 50 млрд евро инвестиций предусмотрено на развитие французской атомной генерации. И никто во Франции не пытается дискриминировать атомную генерацию, понимая, что это базовая энергогенерирующая отрасль страны, и какие проблемы могут возникнуть из-за слишком быстрого роста доли ВИЭ в энергобалансе», - отметил эксперт.

Он подчеркнул, что историческая дискриминация ядерной энергетики в Украине очень заметна, если сравнить разницу тарифов на тепловую и атомную электроэнергию в странах Европы. «Нигде нет такой большой разницы между стоимостью электроэнергии ТЭС и АЭС», - добавил Владимир Омельченко.

По его убеждению, открытие Украиной импорта электроэнергии из Беларуси и РФ является стратегической ошибкой, потому что для России электроэнергия не является товаром. «Сначала РФ может демпинговать на украинском энергорынке, но потом, как только Украина подсядет на российскую энергетическую иглу, мы уже не сможем компенсировать объемы российской электроэнергии. К тому же этот импорт разрушает наши договоренности в рамках соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, не соответствует он и нашим обязательствам перед европейским энергетическим сообществом, которые предусматривают интеграцию украинской энергосистемы с ENTSO-E до 2023 года. Этот импорт очень опасен и выглядит, как разворот в сторону России. Особенно опасным может стать заключение контрактов на поставку электроэнергии с Белорусской АЭС, ведь ни одна страна Евросоюза не хочет покупать электроэнергию с этой АЭС. В первую очередь речь идет о наших партнерах - Польше и Литве. Мы не можем не поддержать наших надежных союзников Польшу и Литву - это подорвет доверие к Украине. Кроме того, Ураина покупает электроэнергию у российской компании Интер РАО, председателем наблюдательного совета которой является господин Сечин, который как известно находится под европейскими санкциями. И такие действия украинских чиновников способствуют снятию санкций с России», - считает Владимир Омельченко. Заявление министра энергетики и защиты окружающей среды Алексея Оржеля об импорте электроэнергии с Белорусской АЭС, сделанное накануне визита Президента Украины в Литву, Владимир Омельченко назвал мягко говоря очень странной.

Он убежден, что объем ПСО для Энергоатома необходимо уменьшать. «Постепенное открытие рынка для атомной генерации сдержит цены на электроэнергию для населения и потребителей. Энергоатом должен иметь возможность продавать электроэнергию по прямым договорам промышленным потребителям», - уверен эксперт.

Он также отметил, что задекларированный новым правительством переход на возобновляемые источники электроэнергии продлится не менее 30 лет. «И в этот период атомная генерация Украины будет играть ключевую роль в нашей энергосистеме, так как она относится к низкоуглеродным источникам электроэнергии. Я поддерживаю президента Ассоциации «Украинский ядерный форум» Юрия Недашковского в его оценке слишком частых изменений энергетической стратегии в Украине. Действующая Энергетическая стратегия до 2035 года предусматривает ядерно-газовый сценарий развития украинской энергетики плюс постепенное увеличение доли ВИЭ в энергобалансе Украины, что полностью соответствует общемировым тенденциям. Энергостратегия отражает реальные возможности украинской энергетики, ведь мы не можем быстро перепрыгнуть в зеленую энергетику, как Дания или Норвегия. Поэтому очень важен переход к рыночным условиям работы нашей энергетики», - подчеркнул эксперт.

По мнению экс-министра топлива и энергетики Украины, председателя Всеукраинской Энергетической Ассамблеи (ВЕА) Ивана Плачкова решения в украинской энергетике сегодня принимаются ситуативно, рефлекторно и непрофессионально.

«В отсутствии мощного отраслевого министерства, которое не только координирует, но и защищает интересы энергетиков, в условиях текущей политической ситуации, решения в энергетике принимаются ситуативно рефлекторно и непрофессионально. То, что делает власть по отношению к энергетике я могу назвать словом блуд. Они заблудились в энергорынка - заблудились и ищут дорогу. В кадровых вопросах заблуждаются - вот глава Энергоатома Недашковский, что-то не выполнил. Если хотите снять Недашковского, то сделайте это профессионально - поймайте его на каких-то мелочах. А то, что делается - это демонстрация отношения ко всей отрасли, к Энергоатому, когда снимают профессионала, который видит перспективу развития. Когда надо заканчивать такие большие проекты, как строительство Централизованного хранилища отработанного ядерного топлива, и еще много сложных проектов, я на месте министра чисто инстинктивно побоялся бы это делать. Но они не боятся, и нам это надо понимать - они ничего не боятся. Они агрессивны и смелые, они не думают на 3-5 лет вперед, потому что, если завтра они не будут в Верховной Раде, то будут в консалтинговых компаниях или европейских банках. Поэтому у них и нет ответственности за то, что будет происходить в будущем», - убежден Иван Плачков.

Он также отметил, что украинская энергетика крайне политизирована и большинство решений в ней принимается через призму политической целесообразности. «Мы считали, что с Энергоатомом будут считаться, будут прислушиваться к мнению энергетиков, но оказалось, что они себе прекрасно представляют, как можно обойтись без Энергоатома - покупать электроэнергию в Беларуси. Мы такого не могли себе даже представить - я был в Литве, и слышал от литовцев много вопросов: что происходит, объясните нам, почему ваш министр энергетики и защиты окружающей среды говорит о покупке электроэнергии с Белорусской АЭС? И при этом украинский министр говорит, что Украина не будет достраивать энергоблоки Хмельницкой АЭС, потому что они нам не нужны. Как я могу это объяснить - никак», - отметил он.

Президент ВОО «Высший совет энергоаудиторов и энергоменеджеров Украины» Вадим Улида начал свое выступление со слов благодарности организаторам конференции, так как, по его мнению, реформа энергорынка, которая происходит в стране уже почти год, имеет непосредственное влияние на всю экономику Украины: «Сейчас действительно не хватает актуальной информации. За массой разных деклараций и популистских дискуссий теряется реальное состояние того, что происходит на самом деле».

Он убежден, что любая реформа не является самоцелью и реформа энергетики не исключение: «Реформа – это лишь инструмент для достижения конкретных целей среди которых основными являются: обеспечение устойчивого развития энергосистемы, обеспечение ее соответствия требованиям времени и потребностям общества, а также обеспечение потребностей общества в энергии по приемлемой цене. По его словам, именно для достижения этих целей государство выбирает инструменты, модели энергорынка и реформы, проводимые в различных отраслях».

Вадим Улида напомнил, что энергосистема Украины имеет несколько ключевых особенностей. «Энергосистема Украины граничит с энергосистемами стран Европы. «На западной границе – соединена мощными линиями 750 кВт с энергосистемой ENTSO-E и часть энергосистемы Украины – Бурштынский энергоостров – с 2002 года работает синхронно с Европой. Другая, основная часть продолжает работать синхронно с большим объединением энергосистем стран СНГ с регулированием из ​​РФ. Третьей особенностью является то, что Украина имеет избыточные установленные мощности – более половины электроэнергии в Украине производится на АЭС и по состоянию на 1 декабря 2019 года в балансе мощности доля атомных станций достигает 56%, и эти установленные мощности энергоблоков почти в два раза превышают реальные на сегодня потребности в электричестве», - отметил эксперт.

Он также подчеркнул, что еще в 1996 году была начата реформа энергетического сектора путем внедрения оптового рынка электроэнергии. «Целью было изменить принципы плановой экономики и административного управления, оставшиеся с советских времен, и ввести рыночные принципы. Ожидалось, что благодаря этому возникнет конкуренция на уровне генерации, а неэффективная генерация заменится эффективной, которую должен определить рынок. К сожалению, этого не произошло. За 22 года существования модели оптового покупателя фактически она не заработала. Только в секторе тепловой генерации – угольных электростанций – происходила конкуренция, потому ТЭС работали по ценовым заявкам. Все остальные производители, в том числе Энергоатом, работали по тарифам, установленным НКРЭ. Принцип установления тарифов «затраты +», когда во многих случаях в тарифе прибыль вообще не предусматривалась, привел к тому, что затраты увеличивались. Увеличивались удельные расходы топлива, расходы в сетях и затраты на деятельность компаний. Как следствие, это привело к постоянному росту тарифов, а также к отсутствию каких-либо инвестиций в обновление основных фондов, кроме целевых, которые происходили за счет тарифа и благодаря чему, в частности, было достроено два энергоблока. Кстати, это единственная генерация, которая была построена за все это время», – отметил Вадим Улида.

По его словам, для исправления этой ситуации в 2013 году приняли закон «О новой модели энергорынка». «Потом приняли новый закон и с 1 января 2019 года реформе энергорынка был дан старт. Эта реформа имеет целью изменить старую модель и ввести модель, похожую на европейскую. Она должна обеспечить конкурентные условия, прямые договора и возможность свободного поведения на рынке субъектов хозяйствования для того, чтобы рыночные принципы и конкуренция определила наиболее эффективных игроков, стабилизировала цены и обеспечила устойчивое развитие отрасли. 1 января состоялось открытие розничного рынка. На рынке генерации изменений не произошло – остался оптовый поставщик электроэнергии, а на розничном рынке действительно состоялись положительные изменения – разделилась деятельность по распределению и поставке электроэнергии, образовались соответствующие поставщики. Состоялись положительные сдвиги в плане конкретности на рынке поставщиков, снизилась цена для потребителей, за счет конкуренции, но на полную мощность заработать розничном рынке мешают системные проблемы, которые не решались годами, да и сейчас не решаются», – констатировал докладчик.

Среди таких проблем он назвал: низкое качество систем учета электроэнергии – АСКУЭ, не обеспечивает должного уровня достоверности данных, что привело к значительным небалансам на ОРЭ и искажению расчета цен на электроэнергию, накопления задолженности ППН, нерешенная проблема роста неплатежей отдельных групп потребителей (шахты, водоканалы, теплокоммунэнерго, неконтролируемая территория), наличие перекрестного субсидирования – промышленные потребители платят избыточно более 50 млрд грн в год.

Вадим Улида отметил, что с момента полномасштабного запуска рынка с 1 июля он должен был заработать на полную, но этого не произошло из-за технической неготовности субъектов. «Сохранившиеся проблемы в системе учета электроэнергии не обеспечивает должного уровня достоверности данных и приводит к чрезмерным небалансам и искажению цен на электроэнергию. Рынок «на сутки вперед» и «внутрисуточный рынок» работают со значительными ограничениями по ценам, которые устанавливает Регулятор, а также существуют ограничения по количеству участников. Рынок двусторонних договоров – ограниченное количество участников, монополизация предложения, отсутствие рыночных сигналов. Рынок вспомогательных услуг не работает. Балансирующий рынок работает «условно» из-за задержек с расчетами, непрозрачности формирования цен, отсутствия сигналов для участников рынка. Вопросы с перекрестным субсидированием и ограничениями конкуренции генерации также не решены», - подчеркнул эксперт.

Он обратил внимание на тот факт, что конкуренция на рынке происходит только в пределах 16% от общего производства электроэнергии в стране. «Конкуренции среди видов топлива – нет. Стимулов для развития эффективных видов генерации – нет. Административное ограничение цен на рынках искажает ценовые сигналы для участников рынка, в том числе по инвестициям и энергоэффективному потреблению», – отмечает Вадим Улида.

По его мнению, государство могло бы ввести механизм прозрачной государственной поддержки (за пределами рынка) путем предоставления адресной помощи тем субъектам, для которых устанавливает специальные цены, а также путем перечисления государственными предприятиями в бюджет страны части своей прибыли (дивиденды). «Электроэнергия реализуется генерацией по свободным ценам, которые прозрачно определяются в соответствии с правилами конкурентного рынка. Потребитель получает справедливую цену на электроэнергию. Производители и другие участники – стимул к уменьшению затрат, улучшению качества своего продукта и снижения цен в условиях конкурентного рынка. Происходит конкуренция как между производителями, так и между видами топлива и технологиями производства. Существуют стимулы для инвестиций. Неэффективная генерация замещается эффективной. Государственные предприятия могут перечислять дивиденды в бюджет, которые могут быть источником для предоставления государственной поддержки отдельным группам потребителей или для поддержки отдельных производителей. В случае необходимости, государство может ввести дополнительный налог/акциз. Главное – все эти действия не должны искажать цены и искажать конкуренцию на энергорынке», – отметил Вадим Улида.

Среди приоритетных шагов, которые Украине целесообразно сделать для развития отрасли, эксперт отметил актуализацию Энергетической стратегии Украины до 2035 года, в которой необходимо увеличить горизонт планирования до 2050 года, определив четкие цели и пути их достижения, реальные источники финансирования и критерии оценки исполнения. «Все дальнейшие шаги на пути к реформированию необходимо осуществлять в соответствии со стратегией, исключив хаотичность в принятии решений. Наконец реализовать в реформе энергорынка те принципы, которые были заложены в ее основе – конкурентный и прозрачный рынок с равными условиями для всех участников. Приняв при этом необходимые политические решения для ликвидации системных проблем, препятствующих развитию отрасли», - подытожил Вадим Улида.